Интервью руководителя сценарной мастерской Олега Богатова для киношколы Ярославля



- Здравствуйте, Владислав!

- Что такое для Вас кино, кроме какого-то заработка денег, в глобальном смысле?

- Наверное, в глобальном смысле – это, в первую очередь, истории, которые могут менять мир. Я все-таки себя отношу больше к сценарному цеху, хотя я занимаюсь продюсированием, но я стараюсь и сам делать что-то, что могло бы увеличить количество счастья и добра в этом мире. Ну и учить своих студентов писать сценарии, которые могли бы помочь людям что-то осознать, что-то затронуть в себе, что-то найти интересное. Мне кажется, что кино, в первую очередь, это способ сделать мир лучше.

- Как вы относитесь к году российского кино, открывает ли он какие-то новые перспективы для дебютантов, для молодых кинематографистов.

- Я к ним отношусь в сентябре, уж так скажем, с сожалением, потому что уже сентябрь, хотелось бы, чтобы был не год российское кино, а например 10-летие российского кино. И чтобы поддержка, которая была в этом году, продолжалась еще хотя бы еще лет 9, может, тогда мы бы действительно заметили всплеск развития российского кино. Мне кажется, в данной ситуации год российского кино был, несомненно, позитивен, потому что для многих руководителей, особенно в регионах, стало открытием, что есть кино, особенно региональное кино. И это очень хорошо, что они обратили на это внимание. В этом отношении огромную роль сыграл Cоюз кинематографистов РФ, который взял под контроль вот эти все всплески самостоятельного роста и организовал форум, в Якутске был недавно, регионального кино, стратегические сессии, которые были в Ярославле, в других областях. Можно сказать, что год российского кино, он несомненную роль сыграл в том, чтобы консолидировать все киносообщества разных областей России в единую силу, и я, как человек, который побывал на двух региональных форумах в этом году, в Ульяновске и в Якутске, могу сказать, что, несомненно, взаимообогащение огромное. Вот это очень важно, поэтому, конечно же, год российского кино в этом отношении – это колоссальный прорыв. Мне кажется, это важно.

- О чем сейчас снимают дебютанты, что нам ждать от российского кино в будущем?

- Российское кино в будущем и дебютанты – это пока, к сожалению, все-таки разные категории, потому что российское кино определяется мейджорами, российскими мейджорами, мейджорами, которые в сопродукции с западными компаниями. В этом отношении есть большое количество проектов, в частности, мы на якутском форуме познакомились с Гевондом Андриасяном, который сейчас выпускает фильм «Землетрясение» об армянской трагедии. Очень много больших проектов готовят другие студии. Студия «Russia Film Group» Алексей Петрухин делает «Вий-2» в Китае. Вот эти большие фильмы они делают. Но c точки зрения дебютантов делается, конечно, тоже очень много. В первую очередь, снимаются фильмы, которые дали возможность реализовать то, что начато было в коротком метре. Например, Сергей Сельянов сделал несколько фильмов с дебютантами, которые завоевали первые места на студенческих и короткометражных фестивалях. Во-вторых, большое событие - это то, что после нашего питчинга дебютантов в июне месяце на Московском международном фестивале студии Сергея Сельянова и Алексея Петрухина взяли под крыло проект-победитель «Второй Гидроагрегат», который был представлен на питчинге дебютантов и получил первое место. Кроме этого, естественно, продолжается работа над альманахами Молодежного центра, там тоже будут дебютанты. Вот эта вся история, которую мы начали давным-давно, в 2012 году, с идеи создания Молодежного центра, она развивается и она даёт плоды не только в виде образования, но и виде кинопроекта.

- Если в глобальном плане, как дебютанту вообще найти деньги на кино, продать свою идею?

- Как говорится, "хороший вопрос", как найти деньги? Я бы сказал так: никак!

Не надо искать деньги. Деньги дебютанту никто не даст. Любой вменяемый человек, будь то чиновник, будь то продюсер – никто дебютанту денег не даст, и правильно сделает. Потому что деньги дебютанту давать нельзя, нужно давать поддержку, нужно давать помощь, нужно давать съёмочную группу, нужно давать организационные возможности, нужно давать маркетинг, нужно давать прокат, нужно давать госфинансирование, но в жесткой увязке с профессиональной командой.

На самом деле лучшие варианты, которые есть, чтобы дебютант нашел своего продюсера. Если мы говорим про дебютанта- сценариста, либо дебютанта-режиссера, либо даже дебютанта-продюсера, он все равно должен найти большую компанию, ну или относительно большую, хотя бы опытную компанию. Тот же самый наш молодежный центр, как уже опытная компания, может помогать другим и брать под свое крыло. Но это минимальная гарантия того, что проект будет сделан, потому что, когда дебютант…

У меня на мастер-классах часто говорят: "У меня фильм стоит миллион рублей, кто мне даст миллион рублей?" Хочется спросить, а какой шанс, что вы снимете, даже если вам дадут миллион рублей? Вдруг у вас завтра изменится настроение, а вдруг вы завтра влюбитесь, а вдруг вы завтра уедете отдыхать на Гоа, и этот миллион рублей очень успешно там потратите. Это не подход! Мы делаем кино, поэтому вопрос формулируется так: "Как мне снять кино с помощью тех или иных ресурсов?" Да, эти ресурсы могут стоить денег, но эти ресурсы будут под контролем. Это камера, это осветители, это актеры – все что угодно. Поэтому мне кажется, что дебютант должен пробиваться таким путем, искать поддержку.

- Либо поступать во ВГИК, там дают деньги на курсовые и дипломные работы.

- Да, но это тоже не "халява"! Потому что там курсовую и дипломную работу ты не снимешь, если у тебя не согласован сценарий с Мастером, если у тебя не согласована смета, если у тебя не согласованы актеры, т.е. ты там тоже под присмотром. Единственные вариант дебютанта, если он хочет снять абсолютно артхаусное, независимое, любое кино, это делать первую работу на свои деньги, для того чтобы показать, что ты умеешь что-то снимать. Вот мы сегодня с вами обсуждали фильм "Кредит", нашу, так скажем уже притчу во языцех, который снят за 30 тысяч рублей в Уфе и получил первый приз на "Кинотавре".

Это пример того, что человек просто показал, что он умеет снимать. Я уверен, что если он будет продолжать в том же духе, то через два-три года мы его фильмы увидим в больших кинотеатрах, потому что он хочет научиться. А люди, которые не могут начать снимать из-за того, что у них нет миллиона рублей, значит, которые не хотят снимать, они хотят миллион рублей.

- Сейчас, порой, российское кино не воспринимают всерьез у нас в стране, как вы думаете, в чем причина?

- Во-первых, очень долго мы не могли конкурировать, потому что не было индустрии. Индустрия только сейчас более или менее зарождается. Фонд кино в этом отношении намного сильнее продвинул индустрию, потому что он стал сориентирован на возврат денег, на кассовый успех, на привлечение зрителей. Мне кажется, что если политика будет сохраняться, и Фонд кино и мейджоры будут ставить задачи именно зрительского успеха, мне кажется, что через 3-5 лет мы сможем конкурировать с западной продукцией хотя бы на своем внутреннем локальном рынке, потому что спрос есть. Ситуация на рынке сериалов показывает, что мы умеем снимать то, что хочет зритель, если вы посмотрите сетку российских телеканалов, там не осталось вообще зарубежных сериалов в прайм-тайме. Они если и идут, то в ночном эфире, т.е. зритель готов воспринимать российскую продукцию, просто эта продукция должна чуть-чуть подрасти, и она растет очень высокими темпами. Вот сейчас опять-таки мы, когда были в Якутске, Гевонд Андриасян показывал трейлер «Защитников». Это новый продукт, сравнимый с масс-маркетом мирового уровня, я думаю, что если уровень «Экипажа», уровень «Легенды 17».

- Все это один режиссер.

- «Защитники» – нет!

- Я имею в виду, что «Легенда номер 17», «Экипаж» – два вот таких кассовых фильма…

- Это не вопрос режиссёра, это вопрос... «Высоцкий» – это другой режиссер. Это вопрос продюсирования. Понимаете? Чем больше люди будут приходить в кино, тем больше будет появляться таких фильмов, и чем больше будет таких фильмов, тем больше люди будут приходить в кино. Надо просто ждать того, что критическая масса должна наступить, и это произойдет, потому что все равно российский рынок не может жить без российской ментальности, все равно должны быть свои герои.

Ни одно киносообщество не может жить только американским продуктом. Все равно произойдет момент, когда это ровно произошло с сериалами 10, условно говоря, 15 лет назад. Сначала все говорили, как можно конкурировать с «Санта-Барбарой»? Она же снималась в Америке, 2000 серий! А где «Санта-Барбара» сейчас? Ее нет! Притом что западный сериальный рынок прекрасно себя чувствует, но он не входит на наш менталитет, его не хотят смотреть люди. Я абсолютно уверен, если мы будем выпускать вот такие блокбастеры, которые будут рвать рынок, я считаю, что зрительское кино, российское, постепенно расшатывает вот эту историю, что в российское кино ходить не надо.

Просто в свое время выпустили очень много, скажем так, мягко говоря, не очень приятных фильмов с точки зрения именно фидбэка, сарафанного радио. Но если сейчас пойдет история, что сарафанное радио будет все время хорошее, т.е. вы выпускаете фильм, и люди хотят на него сходить, и еще раз хотят сходить, то будет постепенно меняться отношение. Люди будут уже вычленять, что нужно смотреть, что не нужно.

Можно по любому относиться к эффекту "Ёлок", но" Ёлки" рвут кассы, понимаете? Можно по любому относиться к эффекту Жоры Крыжовникова, но Жора рвет кассу. "Богатыри" Сельянова – тоже самое, это все российский продукт, поэтому в принципе, когда это станет не исключением, а большинством и правилом, тогда отношение поменяется. Сейчас вот будет Новый год, чего ждут кинотеатры? Очередных "Богатырей"! Они не ждут там какого-нибудь... "Головоломку 2". "Головоломка 2", само собой, это прекрасно, но "Богатыри" – это обязательно, потому что это российский продукт. И люди все, которые, так или иначе, имеют детей, они их туда поведут, потому что, во-первых это в формате. Написано по голливудским канонам, но с нашей российской атрибутикой. У нас сейчас волна патриотизма, подъем самосознания и русские Богатыри ложатся на вот эту почву "родителей". Потому что родители выбирают, куда идти, родителей гораздо лучше, чем "Головоломка" или «Шрек». И я уверен, что будет во всех отношениях.

Не существует культура, в которой бы кино местное загнулось совсем, оно просто занимает определенную нишу. Но поскольку у нас, дай Бог, нефть будет всегда, хотя бы 50, да? То, соответственно, у нас есть финансы, для того чтобы подняться на уровень голливудского именно продакшена. Чтобы человек, пришедший в кинотеатр, смотрел на картинку и не говорил: "Я не могу смотреть на эту картинку, потому что я привык смотреть на картинку "Мстителей". Сейчас у нас уже картинку начинает быть похожа на картинку "Мстителей". Значит, все будет нормально. Значит, совместим качество "Мстителей" и добавим русского колорита – и все будет отлично.

Все-таки, будущее у российского кинематографа есть, нужно просто думать о зрителях.

- Важно ли как-то популяризировать авторское кино, создавать кинотеатры в регионах, которые будут показывать только авторское кино?

- Да! Я считаю, что как говорил Мао Цзедун, «пусть расцветает тысяча цветов». Нужно четко понимать. Я, как человек жанровый и сериальный, я считаю что, конечно же, 80% кино должно быть для зрителя, зритель имеет право. Он отработал в офисе, отработал на заводе, отработал в колхозе. Он пришел посмотреть кино и ему должно быть все просто, понятно и весело. Даже не в том смысле, что весело в кино, а в смысле того, что если трагедия, то трагедия, если несчастная любовь, то несчастная любовь. Но есть 20% зрителей, которые не удовлетворены только этим. Для них, естественно, должны быть кинотеатры, для них, естественно, должен быть более широкий ассортимент, который включает в себя и артхаус, и экспериментальное кино, и, может быть, даже видеоарт. В общем, любые формы, которые позволяют расширить сознание с точки зрения восприятия кино. Я считаю, что это необходимо, и это развивает киноязык, развивает аудиторию.

- Какое напутствие Вы бы дали дебютантам, молодым кинематографистам, всем, кто, неважно, с образованием или без, хотят снять свой фильм?

- На мой взгляд, самое главное – это делать что-то. Сидеть ровно и говорить: "Нет условий, кино у нас не поддерживается, я не могу ничего сделать, пока мне не принесут на блюдечке миллион рублей". Это не путь нашего российского режиссера, это не путь никакого, кстати, режиссера. Если вспомнить, что тот же наш любимый Родригес снял свой первый фильм за 7 тысяч долларов. Даже по нынешнему курсу – это не такие большие деньги. У нас можно снять еще за меньшие, опять-таки, вспоминаем тот же "Кредит" или что-то еще. На самом деле, если, вот знаете, говорит мой мастер Бородянский, если сценарист может не писать, он должен не писать. Вот если режиссёр может не снимать, ему не надо снимать. Эта должна быть потребность такая же физиологическая, как есть или спать. Вот абсолютно четко, если у человека "горит глаз", что называется, и руки сами хватают камеру и идут снимать, это значит, что ему это надо как часть жизни.

Если он говорит: "Я хочу быть режиссером, чтобы ходить на фестивали и на красной дорожке делать селфи", то, значит, ему не надо быть режиссером. Поэтому я считаю, только один шаг: снимать, снимать и снимать. Первая попытка, вторая попытка, третья попытка…. Если это ваше, на третью или пятую попытку вас признают, вам дадут поддержку и вас заметят.

- Важно ли вообще появление в регионах киношкол, и вот именно такого кинообразования, соответственно, в регионах, чтобы оно переходило в какие-то иные формы?

- Я понимаю. Здесь ситуация такая, что в регионах очень много талантливых людей. И я бы даже сказал так, что энтузиазма и самоотверженности гораздо больше, чем в Москве. В Москве все-таки, я бы сказал, что люди немножко избалованы, избалованы мастер-классами, избалованы школами, избалованы бесплатными какими-то мероприятиями. В регионах все гораздо искреннее.

Я вот, сколько бываю, я говорю, у меня за этот год география – можно карту составлять, от Улан-Удэ до Казани, или от Якутска до Уфы – все на самом деле, например, Ульяновск, все вот эти регионы. Они говорят о том, что желающих снимать кино много, желающих писать сценарии много, желающих сниматься тоже много. Проблема в том, что у нас есть только один Голливуд. Как говорит Александр Акопов, мой учитель и основатель «Амедиа», и вообще, как я даже сказал бы, гуру нашего теле- и кино- бизнеса, сопредседатель Ассоциации продюсеров кино и телевидения. Он говорит, что у нас Москва – это наш Голливуд, и все, что хорошее вырастает в регионах, со временем переезжает жить в Москву.

Это проблема, потому что за счёт этого получается, что в регионах не хватает кадров для обучения, потому что все, кто могут вырасти, они переезжают жить в Москву и им нет смысла возвращаться в регионы.

Вот мне кажется, что если создать вот эти дистанционные Skype-мастерские, Skype-школы, чтобы на уровне, как у вас в Ярославле, создался «Мистер Фильм», когда региональные организаторы создают канал между региональными энтузиастами и профессионалами из Москвы, тогда получается, что люди получают столичное образование, столичные знания, не выезжая из региона. За счёт этого может быть создан именно региональный уровень нового кино.

Вот это очень важно, что индустрия из Москвы транслирует современные мысли и современные знания, потому что, к сожалению, я просто это все знаю, в регионах, в других городах. Поэтому, связь именно с действующими профессионалами, которые постоянно учат, постоянно работают, постоянно проводят питчинги, постоянно общаются с продюсерами, вот именно с этими людьми это очень важная тема. Поэтому я считаю, что очень правильно строите модель привлечения московских педагогов. Это очень нужно, потому что это дает возможность ребятам как бы окунуться в индустрию, не выезжая из города, и это архиполезно. Вы молодцы, что вы это делаете.

Я вообще хочу сказать, всем кто думает: «Ребята, вы поймите, учиться надо!" Учиться надо, потому что вы, поймите, если медик учиться 10 лет, чтобы делать операцию, вам надо, хотя бы, сколько-то поучиться, что научиться писать сценарии, снимать хорошо, ставить задачу актерам, если вы режиссер. И вообще, чтобы были знания. Потому что вы будете набивать шишки, изобретать велосипед 5 лет, вы, собственно говоря, откроете для себя то, что все уже знают давно, поэтому приходите в школу и учитесь.

И самое главное, поймите, учеба – это не знания, это не то, что вы прочитаете в книге или посмотрите на YouTube. Учеба – это практические занятия и непрерывное выполнение заданий, вот это очень важно. Если вы делаете задание на каждое занятие, вы растете к каждому занятию. Если вы не делаете, вы не растете вообще.

Вот это самая большая разница между тем, чтобы смотреть лекции на YouTube или читать книжки в интернете, и ходить на занятия и делать практические задания, обсуждать их с Мастером, получать обратную связь, идти переписывать заново сценарий или идти перемонтировать заново фильм. В этом огромнейшая разница. Вы должны это четко понять. Если у вас не будет мотивации каждую неделю делать что-то новое, каждую неделю что-то переделывать, вы не вырастете.

Вы будете всегда сидеть, смотреть на чужие лекции и на чужие учебники и говорить: "Я мог бы сделать так же", но у вас никакой не будет мотивации что-то делать. Поэтому заставьте себя, придите и научитесь это делать. Хотите быть режиссером - приходите на режиссерские курсы. Хотите быть сценаристом – приходите на сценарные. Хотите на актерские, хотите на операторские – любые вещи нужно тренировать. Наша профессия, киношная, она, в первую очередь, построена на повторении и опыте. Если вы не будете делать повторяющихся заданий, все время их делать лучше и лучше, вы не получите профессию. Вы будете теоретически знать о том, как работают люди в этой профессии, больше ничего. Удачи вам, приходите учиться. Все!

- Ощущение, что вы это репетировали часа три.

- Я просто, когда во что-то верю, я очень убедительно говорю.

© 2017 "Лига кино" | All rights reserved