«Автор, жги!» Аси Михеевой: построение конфликта

5 Февраля 2019

Книга Аси Михеевой «Автор, жги! Азы конфликтологии для сторителлеров» вышла сравнительно недавно – в январе 2019-го года. Она предлагает любопытный подход к построению конфликта.
Автор, на основе опыта преподавания конфликтологии, дает «вредные советы» — вредные для человеческих отношений, но, безусловно, полезные для сценаристов (и всех профессий, так или иначе связанных с рассказыванием истории), а также приводит классификацию по типам конфликтов.


Но, прежде чем к этому перейти, необходимо определиться, что же такое конфликт и при каких условиях он работает.


Во-первых, конфликт развивается в единой системе. Задача сценариста — сделать так, чтобы участники конфликта не имели возможности покинуть систему. Если протагонист может игнорировать антагониста, то конфликт неизбежно развалится.

Во-вторых, для сильного конфликта необходимо, чтобы прежние способы функционирования подсистем (готовые алгоритмы, шаблоны поведения, традиции, предыстория) работали по-настоящему хорошо. Неудачи героя на этом фоне будут выглядеть особенно контрастно.

В-третьих, важно понимать отличия антагонизма от конфликта. Автор книги приводит два примера:

1. Естественный отбор (волки едят зайцев, тем это не нравится, но с течением времени оба вида становятся крепче и выносливей);

2. Конструктивная ошибка в строительстве моста между Англией и Францией, в результате которой неизбежно столкновение машин.

Антагонизм (стихийные бедствия, страх, умолчание, «тикающие часы», все факторы окружающей среды, которые мешают трезво мыслить и заставляют героев торопиться) может быть только нагнетающим фоном для конфликта, но никогда — его основой.

Таким образом, для конфликта критически важна единая система (когда участники не могут устраниться из него), и момент слома ранее работавших моделей поведения. Насколько убедительно сценарист обеспечит эти два условия — зависит от его мастерства.


Предмет конфликта – это не ресурс (благо, привилегии, статус, возможности) или право им распоряжаться. Предмет конфликта – это различные картины мира участников конфликта. Это означает, что сценаристу, чтобы конфликт заиграл, надо придумать для своих персонажей как минимум два способа описания одних и тех же событий:

– Оккупанты захватили страну;

– Мы несем в эту страну демократию (свет знаний, религию, etc.).

Столкновение разных, но абсолютно обоснованных картин мира участников — это и есть главный предмет конфликта.

При этом чем сложнее осознать предмет столкновения, тем труднее персонажам его разрешить.

Автор книги приводит четыре типа предметов конфликта, каждый из которых имеет разный потенциал к осознанию и развитию.

1. Фактическое противоречие

Противоречие состоит в разнице имеющейся информации. «У тебя такая информация, у меня другая». Самый простой тип конфликта — участникам достаточно проверить свои источники, чтобы основания для развития драматического действия отпали. Если оказывается, что фактическое противоречие послужило причиной главных событий в фильме, то это чаще всего вызывает разочарование, даже если жанр заявлен, как комедийный. Как пример — «Три богатыря и Наследница престола» этого года, в котором приключения случились только потому, что Князю весь фильм колола иголка в рукаве. Достаточно было проверить одежду, и основания для действия отпали бы.

2. Разница в методах

Этот уровень противоречий осознать уже сложнее. Методы действия — это то, что каждый участник конфликта считает само собой очевидным (а к другим способам что-то сделать относится с подозрением). Противники могут оперировать одной и той же информацией, но привычные методы решения проблем у них вступают в противоречие. Осознать, что оппонент делает это по-другому, персонаж может, но только если у него есть сходный опыт — или время для наблюдения за поведением противника, которого (к счастью для сценаристов) у персонажа нет.

3. Противоречие в целях

Особенно хорошо работает, когда у команды персонажей есть совместная деятельность. Есть одна заявленная и всем известная цель, но вот когда выясняется, что между тем участники достигают чего-то своего — тут-то и начинается. Надо отметить, что ситуация открытости, когда с самого начала персонажи заявляют о своих истинных целях, рождает антагонизм, но вовсе не полноценный конфликт.

Этот тип противоречия еще сложнее осознать, потому что мы редко — даже самим себе – проговариваем наши истинные цели.

4. Противоречие в ценностях

Самый сложный для осознания — и разрешения — тип предмета конфликта. Сложный, в первую очередь, потому, что ценности могут быть очень индивидуальными. Автор книги приводит несколько способов, как можно разделять ценности, и один из них — подразделение на инструментальные («мне это надо затем, чтобы...») и терминальные (самые глубинные). В конце концов, все инструментальные цели сводимы к терминальным, которых не так уж много (5-7, в зависимости от излагающего автора), например: «быть живым», «любить», «быть любимым», «безопасность и благополучие любимых», «чтобы было интересно». Иерархия этих целей будет напрямую влиять на характер вашего персонажа — и это причина, по которой кто-то приносит себя в жертву ради семьи, а кто-то — убивает ради любви.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Авторизуйтесь, пожалуйста.

© 2018 "Лига кино" | All rights reserved